БОТОКС: АУДИТОРИЯ МОЛОДЕЕТ?

Все больше молодых девушек в возрасте до 25 лет обращаются в косметологические клиники за уколами ботокса и другими инвазивными anti-age процедурами. С чем это связано, с какого возраста возможно использование подобных методов омоложения, насколько они безопасны и необходима ли консультация психолога перед обращением к косметологу?

БОТОКС: АУДИТОРИЯ МОЛОДЕЕТ?
© RusTempo.ru

Информационное агентство Rustempo провело заочный круглый стол по этим вопросам среди представителей известных косметологических клиник России.

- С чем связано увеличение числа и уменьшение возраста людей, обращающихся за anti-age процедурами в косметологические клиники?


Сергей Зайцев, врач, дерматолог-косметолог клиники «Alliance Francaise» (Москва):

- Такой тренд у молодых девушек до 25 лет, безусловно, связан с широкой рекламой современных инъекционных методик. Конечно, никакой связи между ними и anti-age процедурами в этом возрасте быть не может. Это больше бьютификация – желание улучшить внешние данные за счет инъекций гиалуроновой кислоты либо ботулотоксина. Это некий стиль, тренд, модное веяние у данной возрастной категории.

Елена Багненко, врач дерматолог-косметолог, трихолог, к.м.н., сертифицированный тренер по инъекционным и аппаратным технологиям, Институт красоты «СПИКА» (Санкт-Петербург):

- Я предполагаю, что столь раннее обращения молодого поколения к косметологам связано со СМИ. Огромное количество информации можно найти в интернете. С экрана телевизора нам все время рассказывают о том, какие стандарты красоты сегодня актуальны. Ну как тут не поддаться и не забить тревогу? Мода, как и ранее, диктует свои условия. Быть в тренде – вот что, мне кажется, волнует нынешнюю молодежь.

Ольга Фошенко, врач-косметолог клиники «НЕОМЕД» (Санкт-Петербург):

- Я думаю,что это связано с двумя моментами: во-первых, сейчас в нашей стране, благодаря СМИ и социальным сетям, ведётся "пропаганда" красоты, и молодые девушки хотят быть ухоженными и привлекательными; во-вторых, все больше представительниц прекрасной половины начинают понимать, что борьбу за молодость необходимо начинать как можно раньше, – это как лечение кариеса: проще и дешевле вылечить начальные проявления, чем лечить запущенный с осложнениями процесс. Косметология – это в первую очередь профилактика старения, поэтому не стоит ждать момента, когда будет хотеться спрятать все зеркала в доме.

Елизавета Шаповалова, врач дерматолог-косметолог,  руководитель медико-эстетического направления женского клуба «SVOYAтерритория» (Санкт-Петербург):

- Прежде всего это дань моде… Да, да, именно с модным выражением  – «колоться» зачастую связано желание молодых девушек сделать инъекции ботулотоксина. Тренд, который всколыхнул западные страны и неумолимо приближается к нам. Девушки в этом возрасте очень подвержены чужому мнению, социальные сети так же подталкивают к созданию идеального образа… Существует стереотип, что кожа лица стареет чуть ли не с 18 лет, однако, это не так.

Мария Мерекина, врач дерматовенеролог, косметолог в Доме красоты Via Verde, сертифицированный врач компании Merz (Москва):

- Во-первых, омоложение аудитории происходит вследствие повышения культуры ухода за кожей. Очень часто от старшего поколения и даже от врачей можно услышать – «это пубертатный период, это нормально, это пройдет само», и так далее. Во-вторых, ухудшились такие показатели уровня жизни, как экология и стрессовая составляющая – все это негативным образом влияет на весь организм, в том числе на кожу. В-третьих – это обилие предложений косметологических услуг и их доступность.

- С какого возраста можно пользоваться такими процедурами? Насколько они безопасны?

Светлана Заря, врач-косметолог многопрофильной клиники «Sante Clinic» (Москва):

- По поводу возраста вопрос риторический, потому что есть те, которым в 25 лет не нужны уколы, и они могут обойтись уходовыми процедурами, а есть девушки, у которых и в 18 лет существуют показания для проведения инъекционных процедур. Но раньше этого возраста процедуру мы проводить не можем, - только с письменного согласия родителей. Насколько они безопасны? Во всех процедурах есть риски осложнений, для этого и нужно консультироваться с врачом-косметологом перед их проведением.

Сергей Зайцев, врач, дерматолог-косметолог клиники «Alliance Francaise» (Москва):

- Ботулотоксин применяется независимо от возраста, при выраженной активности мимических морщин. Такое состояние, к сожалению, может наблюдаться и в 16, и в 40 лет. Соответственно, инъекции ботулотоксина делаются по показаниям, а не по возрасту. Что касается инъекций гиалуроновой кислоты, то это препараты, которые призваны возмещать собственную гиалуроновую кислоту организма, что более необходимо во взрослом возрасте. Применение данных препаратов у сравнительно молодой аудитории, тем более у женщин до 25 лет, крайне не показано, иначе кожа этих пациенток начнет в более заторможенном режиме вырабатывать собственную гиалуроновую кислоту. Все эти методики безопасны, если они проводятся сертифицированными препаратами, на которые есть соответствующие документы.

Приходя в клинику, пациент имеет право спросить о наличии таких документов и сертификатов. Осложнения и различные неприятные ситуации возникают в тех случаях, когда процедуры проводятся препаратами, нелегально завезенными в страну и произведенными неизвестно где и как.

Елена Багненко, врач дерматолог-косметолог, трихолог, к.м.н., сертифицированный тренер по инъекционным и аппаратным технологиям, Институт красоты «СПИКА» (Санкт-Петербург):

- Смотря о каких инъекционных процедурах мы говорим. Если речь идет, например, об устранении гипергидроза (повышенной потливости) в юном возрасте, то почему нет? Ведь повышенная потливость приносит столько неудобства как физического, так и психологического характера. Если говорить о введение ботокса в лицо, то тоже это при определенных показаниях абсолютно оправдано. Если я вижу у молодой пациентки появления статических заломов на лбу, то я не могу не предупредить ее о том, что тип ее мышечной активности предполагает раннее появление морщин.

Ольга Фошенко, врач-косметолог клиники «НЕОМЕД» (Санкт-Петербург):

- Понятия возраста в медицинской косметологии не существует, есть лишь показания к той или иной процедуре. Например, у кого-то в 21 год мимика настолько активна генетически, что сформировалась морщина на лбу и нет никакого смысла ждать 35 лет, чтобы провести ботулинотерапию этой морщины. И наоборот – в 40 лет мимических морщин может не быть, поэтому и необходимости в ведении ботулотоксинов нет. Существует также много инъекционных процедур –  гармонизирующих, т.е. улучшающих черты лица (коррекция носа, подбородка, скул и т.д) .Они тоже могут проводиться в любом возрасте (начиная с 18 лет). При правильном проведении процедуры, корректном выборе препарата и наличии показаний к вмешательству современные инъекционные методики абсолютно безопасны.

Елизавета Шаповалова, врач дерматолог-косметолог,  руководитель медико-эстетического направления женского клуба «SVOYAтерритория» (Санкт-Петербург):

- Наша кожа начинает испытывать недостаток в коллагене и эластине после 25 лет. Но и в этом возрасте нет острой необходимости в инвазивных процедурах без определенных показаний (бывают ситуации, когда у девушки специфическая или очень активная  мимика или последствия пубертатного периода). Возраст, в котором появляются первые морщины, зависит от типа кожи и генетического фактора. Однако образ жизни играет далеко не последнюю роль. Сама процедура введения ботулинического токсина безопасна, квалифицированный специалист никогда не сделает лишнего. Более того, после 30 лет, используя инвазивные anti-age инъекции, мы можем избежать формирования глубоких морщин, скорректировать овал лица, вернуть утраченные объемы.

Мария Мерекина, врач дерматовенеролог, косметолог в Доме красоты Via Verde, сертифицированный врач компании Merz (Москва):

- Применение инвазивных методик опирается прежде всего на показания, а не на возраст пациента. Закон жизни гласит: проще катастрофу предотвратить, чем устранять ее последствия. Поэтому идеальный пациент для любого врача-дерматокосметолога – это человек с начальными возрастными изменениями. В таких случаях можно предложить минимальные вмешательства и получить хороший результат, который виден сразу. Безопасность процедуры зависит от качества препарата, который должен быть сертифицирован и иметь все необходимые разрешения, и, разумеется, от квалификации врача-косметолога.

- Всегда ли в наших клиниках предварительным условием медицинского вмешательства является добровольное информированное согласие пациента?

Сергей Зайцев, врач, дерматолог-косметолог клиники «Alliance Francaise» (Москва):

- Подписание добровольного информированного согласия пациентом желательно как для клиники, так и для самого пациента. Не всегда проговоренная вслух информация усваивается пациентом, не всегда то, что доктор сказал устно, содержит весь необходимый объем информации. Поэтому придумана такая форма как добровольное информированное согласие, которое содержит практически всю необходимую информацию, предупреждения о возможных осложнениях, предупреждения о противопоказаниях абсолютных и относительных, которые могут быть к данному виду инъекций или процедур. Подписание такого рода согласия не является обязательным, поэтому и носит название «добровольное». По большому счету в подписании согласия заинтересованы обе стороны: и пациенты, и клиника. В случае подписания клиника обезопасит себя – пациент все понял, раз подписался под этим. Пациент, соответственно, не увидев какой-то информации, может задать дополнительные вопросы, на самом деле, то под чем он подписывается, должно являться наиболее полной информацией по данному виду процедур. Добровольное информированное согласие составляется в свободной форме и в зависимости от клиники может иметь разные вариации: пациент даже может проявить инициативу и попросить включить еще какие-то пункты в данный вид согласия.

Но надо помнить, что это сугубо информационная форма, и она не несет никакой юридической силы.

Елена Багненко, врач дерматолог-косметолог, трихолог, к.м.н., сертифицированный тренер по инъекционным и аппаратным технологиям, Институт красоты «СПИКА» (Санкт-Петербург):

- Да, конечно, без заполнения информированного согласия проведение процедур не возможно. Это мировая практика в абсолютно любых медицинских специальностях. Мы всегда перед работой с пациентом обсуждаем ход процедуры, реабилитационный период, возможные особенности. У меня, к примеру, не было ни одного пациента, который прочитал бы информированное согласие перед процедурой и отказался от нее.

Ольга Фошенко, врач-косметолог клиники «НЕОМЕД» (Санкт-Петербург):

- Да, подписание информированного согласия – обязательный этап перед проведением любой процедуры. Медицина – это неточная наука, всегда есть человеческий фактор, поэтому все должно происходить в рамках закона.

Елизавета Шаповалова, врач дерматолог-косметолог,  руководитель медико-эстетического направления женского клуба «SVOYAтерритория» (Санкт-Петербург):

- В нашей клинике подписание добровольного информированного согласия пациента является обязательным. Практически любая процедура может дать какой-либо нежелательный эффект. Например – аллергическую реакцию, причем абсолютно разной этимологии. И врач должен знать о любом ее проявлении. Это  относится не только к инвазивным  и аппаратным процедурам, но и к приему каких-либо лекарственных препаратов. При приеме некоторых из них намеченные процедуры лучше перенести. Очень важно соблюдать рекомендации после любых процедур. Они перечислены в информированном согласии. Подписывая этот документ, и пациент, и врач становятся более защищенными, и в бытовом, и юридическом плане.

Мария Мерекина, врач дерматовенеролог, косметолог в Доме красоты Via Verde, сертифицированный врач компании Merz (Москва):

- В нашей клинике не производятся инъекционные манипуляции без оформления добровольного информированного согласия. Так мы гарантируем, что пациент осознает риски и готов их принять. Предварительно, во время консультации, я уточняю у пациента информацию о сопутствующей патологии и стараюсь выявить возможные противопоказания к проведению процедуры, и, разумеется, рассказываю о возможных осложнениях.

- Необходимы ли перед подобными процедурами беседы с профессиональным психологом и предоставляют ли такую услугу косметологические клиники?

Сергей Зайцев, врач, дерматолог-косметолог клиники «Alliance Francaise» (Москва):

- Общение с психологом при инъекционных процедурах не является обязательным, скорее данная форма контакта необходима для пациентов, которые приходят к пластическому хирургу. Опять же не для всех – кому стоит пообщаться с психологом, решает только врач. В некоторых случаях, когда пациенты слишком часто и в большом количестве используют инъекции, ведь это не лечение болезни, здесь выбор остается за пациентом, безусловно, доктор может порекомендовать общение с психологом, но так, чтобы не обидеть пациента.

Елена Багненко, врач дерматолог-косметолог, трихолог, к.м.н., сертифицированный тренер по инъекционным и аппаратным технологиям, Институт красоты «СПИКА» (Санкт-Петербург):

- Да, порой хочется обратиться за помощью не только к психологу, но и к психиатру:)

Ну, а если серьезно, официально мы не запрашиваем справку из ПНД перед косметологическими манипуляциями, но пообщавшись с пациентом, мы уже можем предположить – готов ли он к процедурам. Надо сказать, что со временем каждый косметолог становится психологом. И это важно, поскольку, как показывает практика, в некоторых случаях неизвестно – какой больше помощи ждут наши пациенты – косметологической или психологической.

Ольга Фошенко, врач-косметолог клиники «НЕОМЕД» (Санкт-Петербург):

- Я думаю, перед проведением инъекционных процедур необходима консультация профессионального врача-косметолога, т.к если между доктором и пациентом возникло доверие и взаимопонимание, то психолог не нужен. Если же доверия к специалисту нет, если есть непреодолимый страх перед процедурой, нет ощущения уверенности в хорошем результате, то, возможно, не стоит проводить процедуру у этого доктора, т.к., скорее всего, вы останетесь недовольны результатами, пусть даже у врача будут "золотые руки» и сделает он все идеально. Психологическая совместимость с пациентами очень важна в нашей работе, и грамотный косметолог всегда чувствует пациента, понимает его.

Как правило, перед косметологическими инъекционными процедурами клиники не предоставляют услугу психолога. 

Елизавета Шаповалова, врач дерматолог-косметолог,  руководитель медико-эстетического направления женского клуба «SVOYAтерритория» (Санкт-Петербург):

- В нашем клубе работает профессиональный психолог, и я считаю, что, если складывается ситуация, когда девушка обращается за какой-либо косметологической услугой, настаивает на применении инъекций ботулинического токсина или контурной пластики, которые ей совершенно не показаны, необходимо попытаться провести совместную работу с психологом. В 18 лет мы воспринимаем себя  даже не так, как в 22…Профессиональный психолог может дать альтернативный взгляд. Необходимо понять, какие мотивы движут девушкой. В конце концов совместными усилиями мы можем предложить альтернативу ее решению, подобрать, к примеру, качественный уход за кожей лица. Важно помнить, что инъекции – это еще не гарантия счастья в личной жизни.

Мария Мерекина, врач дерматовенеролог, косметолог в Доме красоты Via Verde, сертифицированный врач компании Merz (Москва):

- Все хорошие врачи-дерматокосметологи - немного психологи. Очень часто приходится обсуждать с пациентом ту или иную процедуру с той точки зрения, как пациент представляет себе конечный результат, и особенно это касается инъекционных процедур. К примеру, если пациент желает увеличить объем губ в два раза, врач должен убедительно объяснить, что пациент эстетически проиграет. А если бы клиника наняла профессионального психолога, то, скорее всего, врач-дерматокосметолог и не понадобился бы - «это пубертатный период, это нормально, это пройдет само, иди домой».

- Каковы основные рекомендации после инъекции, которые должен соблюдать пациент? Часто ли требуется коррекция последствий инъекции?

Сергей Зайцев, врач, дерматолог-косметолог клиники «Alliance Francaise» (Москва):

- Обычно все рекомендации по поводу поведения пациента после инъекции дает доктор, который эту инъекцию и производил потому, что зависит это часто от того, какая методика была применена, какой препарат кололи, была ли это мезотерапия или использование филеров.

В общем рекомендации носят следующий характер: места уколов нельзя трогать руками в течение суток, нельзя наносить декоративную косметику, пока не заживут раневые каналы, исключаются солярии, бани и бассейны на 2-3 суток. В зависимости от того, какие были инъекции, могут быть рекомендации по ограничению физической нагрузки.

Понятие коррекции в косметологии, в данном случае, может трактоваться двояко. Есть коррекция, когда мы дополнительно что-то корректируем либо объем филерами гиалуроновой кислоты, либо корректируем ботулотоксином – это, скажем так, просто завершающий этап процедуры. Коррекция последствий встречается не так уж часто потому, что правильно проведенные инъекции сертифицированным препаратом не вызывают никаких проблем или осложнений. Если пациент приходит впервые, инъекции делаются в несколько этапов, и, как правило, никаких негативных последствий не возникает, а если что-то и происходит, то это случается крайне редко.

Елена Багненко, врач дерматолог-косметолог, трихолог, к.м.н., сертифицированный тренер по инъекционным и аппаратным технологиям, Институт красоты «СПИКА» (Санкт-Петербург):

- Рекомендации носят общий характер, которые прописаны в информированном согласии. Мы просим пациента не разминать и не массировать зону инъекций, отказаться от посещения сауны и бани на неделю. Иногда не рекомендуется прием некоторых лекарственных препаратов и БАДов. Процент осложнений после инъекционных процедур настолько минимален, что коррекция не требуется. Но если у пациента все же возникают какие-то нежелательные явления или вопросы по процедуре, то врач ведет этого пациента и помогает ему во всем. Хочу обратить внимание уважаемых читателей на то, что делать инъекционные процедуры можно только у врача, только в условиях клиники и только проверенными сертифицированными препаратами.

Ольга Фошенко, врач-косметолог клиники «НЕОМЕД» (Санкт-Петербург):

- После проведения инъекций пациенту не рекомендуется посещать баню, сауну, солярий в течение 1 недели, нельзя проводить массажные процедуры, иногда требуется ограничение мимики и ношение бандажных повязок (например, после нитевых подтяжек). Коррекция последствий инъекций требуется очень редко, но даже если возникла какая-то экстраординарная ситуация, необходимо обязательно обратиться к своему врачу за помощью, а не бежать к другим специалистам, т.к .только врач, выполнявший процедуру, знает все нюансы ее проведения и сможет наиболее полноценно исправить ситуацию. 

Светлана Заря, врач-косметолог многопрофильной клиники «Sante Clinic» (Москва):

- Для каждой процедуры есть свои рекомендации, которые врач дает в устной, иногда и в письменной форме в виде напоминания о том, что можно и что нельзя делать сразу после процедуры. Основные рекомендации после проведения инъекций ботулотоксина типа А:
1. Сохранять вертикальное положение тела в течение первых 4 часов
2. Не массировать и не разминать места инъекций на протяжении первых суток
3. Избегать приема алкоголя и воздействия высоких температур на область инъекции в течение первых двух недель (горячие компрессы, баня, сауна, солярий, тяжелые физические нагрузки) из-за возможного уменьшения эффекта.
4. Совершать активные движение мимическими мышцами на протяжении первых суток после инъекций.
5. Не применять антибиотики группы аминогликозидов и/или тетрациклин в течение 4 месяцев.
Коррекция ботулотоксином типа А проводится в 2 этапа, если после введенной первоначально дозы препарата пациента устраивает эффект, то последующая коррекция не проводится.
Что касается других процедур, то тут все зависит от того, что чаще всего девушки, пытаясь сэкономить, идут к косметологам, не имеющим даже высшего образования, и очень часто после таких инъекций бывают последствия, которые приходится исправлять. 

Елизавета Шаповалова, врач дерматолог-косметолог,  руководитель медико-эстетического направления женского клуба «SVOYAтерритория» (Санкт-Петербург):

- Коррекции  после процедур бывают, и это нормальная практика, особенно в случаях с новыми пациентами, каждый из которых, безусловно, имеет свои особенности, о которых изначально врач может не знать. К сожалению, часто приходится сталкиваться с тем, что не все соблюдают основные правила после проведения процедур.

Мария Мерекина, врач дерматовенеролог, косметолог в Доме красоты Via Verde, сертифицированный врач компании Merz (Москва):

- Для каждой процедуры существуют свои ограничения, но почти всегда это включает следующие рекомендации: в течение суток не прикасаться к лицу, не наносить макияж, не подвергать лицо термическим воздействиям. В течение недели нельзя посещать бассейн, спортзал, баню (сауну и т.п.). Некоторые инъекционные процедуры необходимо проводить в два этапа, и коррекция является условием деликатного и естественного результата. При таких условиях гиперкоррекция, то есть превышение желаемого результата, практически не встречается.

- Насколько необходим прием анализов перед инвазивными косметическими процедурами, и проводится ли он в наших клиниках?

Сергей Зайцев, врач, дерматолог-косметолог клиники «Alliance Francaise» (Москва):

- Такие косметологические процедуры как введение под кожу филеров, инъекций ботулотоксина или препаратов с гиалуроновой кислотой не требуют общеклинических анализов. Кроме того, это дополнительное удорожание процедуры для пациента, соответственно, в этом нет никакой необходимости. Просто есть понятие относительных и абсолютных противопоказаний при том или ином препарате или инъекциях. Они оговариваются в информированном согласии, –  пациент видит их и понимает, можно ему это делать или нет.

Анализы при инъекциях не нужны!

Елена Багненко, врач дерматолог-косметолог, трихолог, к.м.н., сертифицированный тренер по инъекционным и аппаратным технологиям, Институт красоты «СПИКА» (Санкт-Петербург):

- Тщательный сбор анамнеза и осмотр пациента в 99% случаев позволяет ответить на вопрос –  можно проводить инъекционные процедуры или нет. Но в некоторых случаях, например, если пациент говорит врачу о приеме каких-либо препаратов постоянно или о наличии хронических заболеваний, требуется дополнительное обследование, включающее в себя не только сдачу анализов, но и проведение инструментальных методов диагностики и консультации врачей других специальностей. Есть ряд заболеваний ( состояний), когда мы вынуждены временно или вообще отказать пациенту в проведении инъекционных процедур.

Ольга Фошенко, врач-косметолог клиники «НЕОМЕД» (Санкт-Петербург):

- Инъекционных методов очень много, и далеко не перед всеми видами нужно сдавать какие-либо анализы. Ведь процедуры проводятся без применения наркоза, а сами препараты не оказывают выраженного системного действия на организм .Лишь перед курсом плазмолифтинга назначается анализ крови, т.к. качество процедуры может снижаться при плохих показателях в результатах исследований.

Елизавета Шаповалова, врач дерматолог-косметолог,  руководитель медико-эстетического направления женского клуба «SVOYAтерритория» (Санкт-Петербург):

- Ни один анализ не даст показаний или противопоказаний для применения ботулинического токсина, проведения  процедур мезотерапии или контурной пластики. Только при назначении процедуры плазмолифтинга мы делаем клинический анализ крови.

В других случаях мы не получим информации для принятия положительного или отрицательного решения. Грамотный врач перед процедурой всегда оценит общее самочувствие человека.

Мария Мерекина, врач дерматовенеролог, косметолог в Доме красоты Via Verde, сертифицированный врач компании Merz (Москва):

- Перед проведением инъекционных процедур, как правило, не требуется проведение каких-либо серьезных анализов. Их назначает врач-эндокринолог, с которым всегда тесно работает дерматокосметолог, поскольку косметические дефекты часто связаны с нарушениями в гормональной и эндокринной системах. Дерматокосметолог и эндокринолог – это идеальный тандем, позволяющий бороться с причиной и ликвидировать последствия «неправильной» работы организма для достижения максимальной эффективности.

_________________________

Что ж, как видно, российские косметологи практически единодушны в том, что обращение все большего числа молодых девушек за омолаживающими инвазивными процедурами в немалой степени связано с тотальной «пропагандой молодости» в СМИ. Не беремся осуждать это явление, но хотелось бы напомнить тем, кто обращается за помощью к косметологам, некоторые несложные правила, которые помогут не совершить ошибок.

Первое, что должен сделать пациент, обратившись в специализированную медицинскую клинику, это заключить с ней договор на оказание услуг. Оплата за последние должна производиться согласно действующему законодательству – с применением контрольно-кассового аппарата и выдачей чека, а не «в конверте». У врача, к которому вы обратились, должна быть лицензия или сертификат специалиста. В соответствии с федеральным законом «О защите прав потребителей» и законом об охране здоровья граждан, клиникой должны применяться только разрешённые методы и препараты.

По словам адвоката Исследовательского Центра медико-юридической экспертизы Александра Балло, обязательным предварительным условием медицинского вмешательства является добровольное информированное согласие пациента, которое должно быть оформлено письменно, с указанием возможных осложнений и даже их коррекции. Что это значит? Например, до проведения процедуры человек был поставлен в известность о том, что ботулотоксин способен вызвать аллергическую реакцию вплоть до анафилактического шока. Но это не означает индульгенцию для косметологической клиники: если здоровью пациента нанесён вред, клиника будет отвечать.

И, наверное, нет необходимости объяснять, что ходить за красивым лицом к частным специалистам не стоит, ибо в этом случае зеркала в вашем доме могут оказаться под вечным запретом.

Подготовил Евгений Раи