Цифровизация экономики на примере Крыма

Цифровизация, блокчейн, смарт-контракты... Для многих эти слова пока малопонятны. Но эксперты утверждают, что уже через несколько лет они вполне могут заменить такие понятия как "очередь", "посредник", "банковская ставка" и др.

Цифровизация экономики на примере Крыма
© RusTempo.ru

14 марта в Симферополе при поддержке Правительства РФ и властей Крыма состоится презентация краудфандинговой "Инвестиционной платформы Крым", работа которой планируется в том числе на основе технологий блокчейн и с использованием системы смарт-контрактов. Цель проекта - открытие новых возможностей для российских и иностранных инвесторов, развитие малого и среднего бизнеса в регионе, а также привлечение инвестиций в Республику Крым.

Что именно может дать экономике региона подобная платформа и каковы перспективы развития цифровизации в России?

На вопросы информационного агентства Rustempo отвечают - генеральный директор АО "Инвестиционная платформа Крым" Юрий Горчаков, а также представители российского бизнеса.

- Насколько Россия и в частности Крым готовы к введению цифровых технологий в экономические виды деятельности?

Юрий Горчаков, генеральный директор АО "Инвестиционная платформа Крым" (Симферополь):

- Вопрос цифровизации экономики России и Крыма в частности назрел давно. В последнем случае он обусловлен влиянием западных санкций, не позволяющих региону активно развиваться, в частности, привлекать иностранные инвестиции. Между тем, зарубежных компаний и частных инвесторов, желающих вложить средства в отрасли полуострова, а также сотрудничать с малым и средним бизнесом республики очень много. Но они так же опасаются западных санкций, как и многие российские компании, которые в связи с этим не могут войти на рынок полуострова. Цифровизация экономики Крыма также нацелена на улучшение функционирования государственных служб, их взаимодействия с населением и развитие внутренних бизнес-процессов. Сегодня можно с уверенностью сказать, что Правительство РФ понимает актуальность данной темы, и уже весной этого года мы ждем принятия Закона о цифровых финансовых активах, который, несомненно, будет способствовать развитию цифровой экономики в стране.

Евгений Жданов, директор компании "Жданов Групп" (Санкт-Петербург):

- Крым уже является лидером среди российских регионов по внедрению в экономические отрасли цифровых технологий. Известно, что власти республики уделяют этому вопросу огромное значение, и программа "Цифровизация экономики" - отличное тому подтверждение. Она успешно работает по многим направлениям. Другим регионам страны хорошо бы брать пример с южного соседа, ведь у нас на сегодняшний день еще слишком много ненужной бюрократии, утомительных очередей, неэкономного расходования средств... Между тем, цифровизация экономики позволяет экономить не только бумагу, а значит, природные ресурсы, но и время, нервы, деньги людей.

 

Артем Матвеев, руководитель Интернет-магазина "Энкор" (Воронеж):

- Готовность России и, в частности, Крыма к цифровизации бизнеса ограничивается укоренившейся практикой «тесного сотрудничества» власти и бизнеса. Потому что невозможно цифровизовать непрозрачность, удушение конкуренции, воровство и коррупцию. Потому что олигархический капитал и административный ресурс будут единым фронтом саботировать те меры по цифровизации, которые могут привести к росту конкуренции на рынке (собственно, для того они и объединялись, для того и нужен капиталу админресурс — чтобы устранять конкуренцию).
То, что цифровизация — отнюдь не абсолютное благо, показывает введение онлайн-касс, когда ушли с рынка или в тень множество мелких торговцев (вплоть до закрытия единственных на всю деревню магазинов), а, например, в Черноморском туристы не могли заправить бытовой газовый баллон (тогда как в «украинские» времена никакой проблемы с этим не было — налицо провальный в имиджевом плане результат непродуманной цифровизации).
Рационально и морально выверенная цифровизация — единственный путь к решению криминальных, социальных и экономических проблем (если не рассматривать революции, уличные протесты с погромами и т. п.). Поэтому тут уместно говорить скорее не о готовности, а об отсутствии альтернатив.

Анна Райская, основательница первого в Москве клуба виртуальной реальности для взрослых, официальный партнер компании BaDoinkVR (Москва):

- Многие страны либо запустили, либо планируют проведение пилотных проектов по применению блокчейн-технологий в государственном секторе, при этом концентрация инвестиций в такие проекты особенно наблюдается в развитых регионах (США и Европе), что свидетельствует о большом интересе технологически развитых правительств к блокчейну. Однако не отстает и Россия. Правительство Москвы, к примеру, рассматривает технологию блокчейн как перспективную для развития проекта «Активный гражданин». Целями применения блокчейн в проекте могут быть следующие:
• сделать процесс электронных голосований более прозрачным и более достойным доверия со стороны жителей;
• более эффективно использовать систему баллов, накапливаемых гражданами по результатам голосований, за счет трансформации данных баллов в городскую криптовалюту, которой граждане могут расплачиваться за городские платные услуги.
По данным IBM (“Building trust in government” executive report, IBM Institute for Business Value), медленное внедрение технологий блокчейна в государственный сектор связано с отсутствием квалифицированных специалистов в данной сфере, а также недостатком реализованных бизнес-кейсов. Согласно отчету IBM, только 14% государственных агентств планируют запускать блокчейн проекты в ближайшем будущем, можно сказать, что блокчейн применительно к задачам государственного управления пока находится на фазе триггера инноваций и еще не вышел на фазу плато продуктивности.

- Можно ли ожидать резкого притока иностранных инвестиций в крымские проекты через "Инвестиционную платформу Крым"?

Юрий Горчаков, генеральный директор АО "Инвестиционная платформа Крым" (Симферополь):

- Платформа и была задумана как глобальный проект, который позволит не только российским, но и иностранным инвесторам работать в Крыму на легальных условиях и с хорошей прибылью. Мы проводим много встреч с представителями как российского, так и иностранного бизнеса. Интерес к платформе уже проявляют компании и инвесторы из стран Ближнего Востока, Африки. Все они понимают очевидные выгоды от участия в проекте: во-первых, инвестирование происходит дистанционно, с использованием как традиционных краудфандинговых технологий, так и новых, таких как блокчейн, который позволяет инвестору проследить весь "жизненный цикл" вложенных средств – от этапа перечисления до возврата доходности; во-вторых, платформа предполагает размещение средств на более выгодных условиях, чем в банках; в третьих, схемы транзакций и переводов на всех этапах будут полностью прозрачны и безопасны для всех сторон.

Евгений Жданов, директор компании "Жданов Групп" (Санкт-Петербург):

- Может быть, этот приток будет не очень резким, но в целом, с появлением подобной платформы у многих потенциальных инвесторов из-за рубежа появляется отличная возможность вложить средства в перспективные направления Крыма, не боясь при этом санкций со стороны США или Европы. Ежемесячно республику посещают иностранные делегации, причем, не только из Китая, Турции или Ближнего Востока: интерес к экономике региона проявляют и представители Запада. Безусловно, технология блокчейн, которую использует "Инвестиционная платформа Крым", а также система смарт-контрактов позволят им работать в этой части России вне поля традиционных банковских услуг и без участия третьих лиц - напрямую с контрагентом, а значит, не привлекая внимания тех, кто по-прежнему считает доллар единственным возможным финансовым активом во всем мире.

Артем Матвеев, руководитель Интернет-магазина "Энкор" (Воронеж):

- Приток иностранных инвестиций в крымские проекты будет обеспечен, если, во-первых, инвестплатформа будет демонстрировать полную прозрачность транзакций. В том числе, если заявленные административные издержки (разумеется, их размеры в бизнес-плане и на сайте соответствующего ведомства должны совпадать) не повлекут «дополнительные» расходы (на выделение земельного участка, согласование строительства и т. п.). Т.е. инвестиционная прозрачность должна потянуть за собой административную. Иначе это будет ещё один цифрогенный имиджевый провал. Больше всего иностранцы боятся в России непрозрачности и непредсказуемости.
Во-вторых, если прозрачность будет обеспечена открытым доступом к данным — репутационным историям (фактам соблюдения/несоблюдения договоров), фактам возникновения спроса и предложения и другим данным, накапливаемым инвестплатформой. Доступ может быть платным, но плата не должна превышать расходы на извлечение данных (стоимость хранения должна относиться на издержки основной деятельности). Иначе инвестплатформа будет восприниматься как ещё один проект, нацеленный на обогащение узкого круга приближённых лиц за счёт монопольного доступа к админресурсу (в данном случае — к информации). И блокчейн сам по себе бесполезен, если данные хранятся в недоступной среде.
В-третьих, если смарт-контракты будут обеспечивать целевое расходование средств вкладчиков (исключать, например, их перевод в зарубежные офшоры).
В-четвёртых, если инвесторы смогут использовать свои налоговые отчисления по своему усмотрению в рамках этой же инвестплатформы на цели, получающие бюджетное финансирование. Т.е. потратил 10 млн. на строительство развязки — считай, проавансировал налоговые платежи на эту сумму. Ведь, что греха таить, нередки случаи, когда чиновники отказывают в решении вопроса, ссылаясь на отсутствие необходимых инфрастурктурных условий и, одновременно, на отсутствие в бюджете денег на создание этих условий. Или ставят инвестора перед необходимостью создания дорогостоящего инфраструктурного объекта полностью за свой счёт. Понятно, что всё это — просто благовидные предлоги для вымогательства взятки, и цифровизация как раз способна пресечь эти коррупционные возможности, если бюджетные проекты реализуются на тех же краудфандинговых принципах полной прозрачности, личной ответственности исполнителей, добровольности инвестирования и т. д. К тому же пропадёт «философская» база уклонения от налогов и вывода капиталов за рубеж.
При таких условиях можно ожидать резкого притока не только внешних, но и внутренних инвестиций. Кроме того, прямая адресация налогоплательщиком своих отчислений — это беспрецедентная мера по либерализации экономики, и сторонники блокады Крыма окажутся в нелепом положении душителей свободы и смелых социальных идей. Очень легко разжигать вражду к России как воплощению авторитарного режима, олигархического произвола, экологического нигилизма и т. д., но, если Россия демонстрирует убедительный социальный и нравственный прогресс, обосновать необходимость противодействия действиям России (в т.ч. присоединению Крыма) окажется невозможным.

- Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития цифровых платформ в России?

Юрий Горчаков, генеральный директор АО "Инвестиционная платформа Крым" (Симферополь):

- Если говорить о цифровых краудфандинговых платформах вообще, они уже активно работают на территории нашей страны не один год. Если речь о тех платформах, которые будут способны положительно повлиять на развитие экономики отдельного региона или страны, здесь все зависит от грамотно прописанных законов и их исполнения. Идея создания "Инвестиционной платформы Крым" получила поддержку Государственной Думы РФ и властей Республики Крым, поскольку она успешно вписывается в действующую программу цифровизации региона, и мы уверены, что очень скоро сможем активно работать, предоставляя малому и среднему бизнесу республики хорошие возможности для развития, а также привлекая в регион российские и иностранные инвестиции. "Инвестиционная платформа "Крым" представляет огромный интерес и для многих стартапов, у которых нет возможности оформить заем в банках, - последние, кроме того, из-за санкционной политики Запада представлены на полуострове в очень ограниченном количестве. Если со временем в каждом российском регионе, по примеру Крыма, при поддержке государства будет организована подобная инвестиционная платформа, это, безусловно приведет к снижению зависимости от мировой банковской системы и росту национальной экономики.

Евгений Жданов, директор компании "Жданов Групп" (Санкт-Петербург):

- Думаю, такие платформы получат очень активное развитие, и не только в России, но и во всем мире. Этот процесс уже начался и вряд ли его удастся остановить, - это понимают и инвесторы, и бизнесмены, и власти, как в случае с Крымом. Может быть, цифровизация экономики действительно освободит нас от коррупции и даст возможность нормального развития малому и среднему бизнесу в России.

Артем Матвеев, руководитель Интернет-магазина "Энкор" (Воронеж):

- У цифровых краудфандинговых платформ в России два варианта развития. Первый — цифровизация ради галочки (как онлайн-кассы), и тогда инвестплатформы станут просто ещё одним местом, где, по осторожному выражению Виктории Билан, «освоение средств по условиям федеральных программ осуществляется не всегда должным образом». Второй вариант — экспресс в новую социально-экономическую реальность. Это не громкие слова. Давайте посмотрим правде в глаза: государство, в очень большой степени, это тоже краудфандинг, только принудительный, непрозрачный, со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде неэффективности, коррупции, воровства… Цифровые технологии позволяют устранить фактор непрозрачности, снизить до приемлемого уровня фактор принудительности, максимально использовать интеллектуальный, творческий и моральный потенциал каждого человека, направить его способности в конструктивное русло. Цифровые технологии делают не только организационно возможным всеобщее вовлечение (в эпоху парусного мореплавания собрать со всего мира 10 лучших знатоков по какому-то вопросу было просто нереально), но и снижают его издержки до приемлемого уровня.
Современный краудфандинг охватывает хозяйственную сторону общественной жизни, является цифровой альтернативой «аналоговой» исполнительной власти. Но, как традиционная исполнительная власть не существует в отрыве от законодательной и судебной, так и краудфандинг нуждается в соответствующих цифровых эквивалентах. Цифровые краудфандинговые платформы должны создавать прототипы референдумного законодательства и репутационной юстиции — как для обеспечения собственной деятельности, так и для накопления общественного опыта, который потом можно было бы перенести на государственную практику. То, что сейчас краудфандинговые платформы почти не используют краудсорсинг для собственного развития — это, видимо, показатель отсутствия настоящей конкуренции. Но, если за частными инвестплатформами следует признать право относиться как угодно к своей конкурентоспособности, право устанавливать какие угодно правила игры, игнорировать мнение участников и т. д., то общественные инвестплатформы, создаваемые на бюджетные средства, таких прав не имеют.
Репутационной юстиции в «Инвестплатформе Крым» уделено должное внимание. Так, например, Роман Сергеев утверждает, что предполагается «проверка платформой репутации контрагента на рынке».
Цифровые краудфандинговые платформы – необходимый компонент инновационной среды. Они могут стать в России мощным фактором социально-экономического прорыва, если «внедрение новых форматов государственного управления в условиях цифровизации», о котором говорит Ирина Кивико, будет ориентировано не на интересы бюрократии и олигархата, а на ведущую роль России в мировом социально-экономическом прогрессе. И, да, определённая смелость тут требуется.

Подготовил Евгений Раи